В Югре мать с сыном выгоняют на улицу из аварийного жилья

В Югре мать с сыном выгоняют на улицу из аварийного жилья

Дом, в котором обитает жительница Мегиона Ольга Писарук с сыном, похож на старый полуразвалившийся барак. Внешняя штукатурка давно осыпалась, крыша латаная-перелатанная, нижний свод брусьев насквозь прогнил. От этого здание местами настолько перекосило, что надо очень сильно постараться, чтобы закрыть или открыть дверь в квартиру, — она никак не входит в проем.

В Югре мать с сыном выгоняют на улицу из аварийного жилья

На 38 комнаток одна уборная

Квартира — громко сказано, в основном в бараке маленькие комнатушки, кухня общая, удобства в коридоре. Когда-то, еще 43 года назад, дом строили как мужское общежитие для вахтовиков-нефтяников, затем к "покорителям Севера" потянулись семьи, и общежитие наскоро переделали в малосемейку. Среди "строителей коммунизма" оказалась и Ольга Писарук. Приехала в Мегион вслед за мужем из Орска 33 года назад. Он работал на нефтедобыче, она устроилась в детский сад.

Как говорит Ольга, поначалу в общежитии даже прописку не давали — зачем, ведь жилье-то временное. Между тем временное, как у нас водится, стало постоянным. Сейчас дом разваливается на глазах, и Писарук с сыном выгоняют на улицу.

Расселяют метры

Как, спросите, такое может быть, ведь сейчас только и твердят о программах переселения из ветхого и аварийного жилья. Бодро рапортуют о "расселении тысяч квадратных метров". Причем чиновники мыслят именно в метрах, в отчетах значатся не жильцы, а метры. Может, не случайно? Увы, иной раз за цифрами не видят или в упор не хотят видеть живых людей.

У Ольги и ее сына Андрея на двоих в собственности комната в 13,4 квадратных метра (с мужем давно развелись, у него другое жилье). Дом признан аварийным, то есть не пригодным для проживания, девять лет назад. Но потихоньку расселять людей начали только два года назад. Барак должны вот-вот снести и построить на его месте пятиэтажку.

Власти бодро рапортуют о "расселении тысяч квадратных метров". Причем мыслят именно в метрах, в отчетах значатся не жильцы, а метры

"Хоромы" Ольги Писарук оценили в 405 614 рублей — это то, что матери с сыном причитается по закону. Но какое жилье сегодня купишь на эти деньги? Разве что туалет.

Казалось бы, власти Мегиона пошли навстречу: от широты души подобрали семье квартиру за 2 миллиона 224 тысячи рублей. Заезжай хоть завтра, но при условии, что внесешь 700 тысяч первоначального взноса, а остаток заплатишь за десять лет, в рассрочку.

Кто-то и обрадовался бы такому раскладу, но для Ольги Писарук 700 тысяч — немыслимые деньги. Весь ее доход, если сложить  то, что она получает в детском саду, и пенсию, — 36 тысяч рублей. При том что в Югре средняя зарплата достигает почти 80 тысяч. Получается, Ольге нужно  года два  не пить и не есть, чтобы отдать только  первоначальный взнос.

Сыну Ольги Андрею 29 лет. Устав ютиться в одной комнатушке с матерью, он уехал на заработки в другой город. Но помочь ей пока не в состоянии.

И ни в чем себе не отказывай

По закону, если жилье признано аварийным, есть возможность получить другое на условиях социального найма. Однако в квартире по соцнайму Ольге Писарук отказали: доходы не позволяют считать ее малоимущей. А в списке нуждающихся в улучшении жилищных условий она значится 1106-й. Выходит, квартиры ждать еще бог знает сколько.

На самом деле в очереди на жилье Ольга стояла еще с 1992 года как работник бюджетной сферы. Но 14 лет назад, когда она была 28-й по счету, очередь неожиданно аннулировали. Если бы этого не случилось, мать с сыном уже жили бы в новой квартире. А власти принимают в расчет только одну очередь, в которой числится человек. Так что нечего вспоминать про очередь для бюджетников и пытаться решить проблему, заходя с двух сторон.

Понимая, что вскоре может оказаться на улице, Ольга Писарук подала иск в суд, чтобы получить жилье на условиях соцнайма. И неожиданно суд Мегиона встал на ее сторону. Впрочем, радовалась пенсионерка недолго — через несколько месяцев окружной суд отменил решение первой инстанции. Писарук подала протест и в ответном вердикте вдруг прочитала: пребывание в доме, признанном аварийным, жизни не угрожает. Но, поскольку развалюху сочли нужным сносить, Ольге не остается ничего иного, как взять 405 тысяч компенсации и паковать чемоданы. Суд о принудительном выселении Писарук состоится 14 февраля.

официально

Вот какой ответ на запрос в администрацию Мегиона получила "РГ":

"Об этой ситуации нам известно. Дом на улице Садовой, в котором проживала семья Писарук, был признан аварийным девять лет назад… С каждой семьей мы работаем персонально, прорабатывая варианты расселения в рамках правового поля.

Семье Писарук предложили два пути решения жилищной проблемы. Первый — это денежное возмещение за жилое помещение  — 405 614 рублей. Второй вариант — предоставление однокомнатной квартиры по договору мены, также с возмещением. В этом случае половину стоимости жилья в рамках муниципальной программы предлагается вносить в рассрочку на несколько лет.

Законные основания для предоставления жилья вне очереди на условиях социального найма на сегодняшний день у семьи отсутствуют. 29-летний сын Ольги Писарук состоит в очереди на жилье по договору социального найма в общем списке. Предоставление жилого помещения из муниципального жилищного фонда вне очереди будет нарушением прав граждан, вставших на учет в качестве нуждающихся раньше. Сейчас мы действуем в соответствии с решением суда, согласно которому в предоставлении жилья по договору социального найма во внеочередном порядке Андрею Владимировичу Писаруку было отказано. Мы готовы помочь семье в рамках норм закона и предлагаем Ольге Дмитриевне и Андрею Владимировичу еще раз обсудить варианты расселения".

Время покажет, как расценивать это послание: как отписку или искреннее желание властей Мегиона все-таки решить проблему югорчанки. "РГ" намерена следить за развитием событий.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here