Однополярный мир с доминированием США — внешнеполитической вектор новой администрации

Однополярный мир с доминированием США - внешнеполитической вектор новой администрации

США пытаются показать, «кто в доме хозяин», но это всего лишь игра на «свою» публикуПолитика новой администрации США постепенно обретает знакомые контуры. Вашингтон пытается показать всему миру, что вернулся и не потерпит инакомыслия. Но если на союзников и сторонников США в Европе это как-то воздействует, то с остальными пока получается не очень.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Надежды мирового сообщества на то, что новому президенту Соединенных Штатов Джо Байдену со своей администрацией удастся решить ряд проблем, накопившихся во время президентства Трампа, не оправдываются.

Более того, все получилось, как говорится, с точностью до наоборот. Откровенные ляпы в стратегии внешней политики, проводимой прежним президентом Трампом, нынешняя администрация только усугубляет.

США начинает и европейцам не отчитывается

Госдеп, «рулевой» внешней политики США, идет на сознательное обострение практически во всех горячих геополитических точках на Евразийском континенте. Откровенно провоцирует обострение противостояний по всему периметру границ объединенного Запада со своими идеологическими, политическими и экономическими противниками. Причем перед самими европейцами Вашингтон особо не отчитывается.

Интересная ситуация складывается в противостояниях с Ираном и Китаем. И в Тегеране, и в Пекине сильно надеялись на резкую смену курса американской внешней дипломатии с приходом нового президента и его команды. В принципе, это было понятно — внешнеполитический вектор Белого Дома при Трампе резко изменился отнюдь не в сторону конструктивизма и в случае с иранскими «ядерными» соглашениями, и в случае с торгово-экономической войной, которую США объявили тогда Китаю.

Демократическое крыло американского истеблишмента тогда резко критиковало Трампа. Говорили о том, что своими резкими телодвижениями тот наносит серьезный урон имиджу сверхдержавы, которая, по идее, должна быть не конфликтующей стороной, а арбитром разногласий на континенте Евразии.

Однако стоило тем же демократам посадить в президентское кресло «своего» человека, как вдруг оказалось, что проблемы и разногласия между Вашингтоном и Тегераном обострились еще больше. Торгово-экономический конфликт Соединенных Штатов с Китаем грозит вылиться в жесткое противостояние уже в тех сферах, к которым китайская дипломатия не подпускает никого из внешних крупных политических игроков.

Речь идет о Синцзяне, Гонконге, об отношениях официального Пекина к Тайваню, то есть о внутренней политике и территориальной целостности — вход на эту территорию иностранным дипломатам строго запрещен. Показательным в этом плане стала встреча в Анкоридже (Аляска), где скрестили свои дипломатические шпаги высшие чиновники внешнеполитических ведомств КНР и США.

Есть у Китая сферы, куда вход строго запрещен

Дипломатичные отчеты министра иностранных дел Китая Ван и его американского коллеги, госсекретаря Энтони Блинкена не смогли скрыть очевидное — встреча переросла в откровенную перепалку и обернулась нешуточным дипломатическим скандалом.

Одно лишь высказывание высокопоставленного чиновника китайского МИДа Ян Цзечи о том, что: «США злоупотребляют постулатами национальной безопасности, препятствуют нормальным торговым отношениям, и подстрекают некоторые другие страны к нападкам на Китай», дорогого стоит. Причем сказано это было именно в ответ на заявление Госсекретаря Блинкена о том, что США выражают глубокую озабоченность политикой, проводимой Китаем в Синцзяне, Гонконге и Тайвани.

Если бы тот же Блинкен ограничился бы обвинениями в организации официальным Пекином кибератак, реакция Китая не была бы столь бурной. Однако китайские дипломаты особо остро воспринимают любые намеки на внутреннюю политику, спорные территории и другие вопросы этого ряда. Если за столом переговоров об этом говорится открытым текстом, в присутствии представителей мировых СМИ, то реакцию китайцев можно предсказать, не дожидаясь официальных заявлений и отчетов.

В итоге, получается, что в Анкоридже Пекин с Вашингтоном не смогли договориться даже о создании совместной рабочей группы по климату. Создается впечатление, что американская сторона сознательно пошла на конфликт, изначально делая заявления, жесткий ответ на которые от китайцев можно было предсказать заранее.

Так в большой дипломатии делается в двух исключительных случаях. Первое — если одна из договаривающихся сторон (та, которая делает провокационное заявление, то есть США) изначально решила, что будет в открытую конфликтовать со страной, которая по силе и мощи соизмерима с ней. Но это наименее вероятный вариант, поскольку открытый конфликт между Китаем и США может иметь для планеты цивилизационные последствия. Остается второй вариант — американские дипломаты «работали на публику». А публикой в данном контексте могут быть лишь европейские союзники и партнеры.

С Ираном США сознательно пошли вопреки логике

В первую очередь именно им Соединенные Штаты сейчас должны показать, «кто в доме хозяин», и показать, что слова Байдена о возвращении США в «большую мировую политику» в качестве первого и единственного лидера — отнюдь не блеф. И что Вашингтон будет и дальше пытаться насаживать в других странах свои понятия и нормы человеческого права, демократии «по-американски» и так далее.

И свои евро-союзники должны будут первыми принять правила игры. Та же история складывается в случае с иранской «ядерной» сделкой, которую администрация Байдена откровенно «топит», высказывая требования, неприемлемые для Тегерана. Речь о баллистических программах и слишком активной внешней политике Ирана в регионе Ближнего Востока и на прилегающих территориях, о которых в «ядерном» соглашении должно быть прописано отдельной строкой.

В Вашингтоне понимают , что если в Тегеране на это и могли бы пойти в обмен на отмену санкций и возвращение немалых финансовых резервов, арестованных по всему миру, то исключительно в рамках каких-нибудь закулисных переговоров. Когда же об этом говорится просто так, в открытую и громогласно, то тут, как говорится, достоинство страны может оказаться дороже.

Однако американский Госдеп именно на это и пошел, наперекор практически всем нормам мировой дипломатии. Понятно, что провоцируемый американцами конфликт между Ираном и Израилем таким объемным и масштабным, как между Китаем и США, стать не может. Поэтому и читается в таком поведении преднамеренная демонстрация силы и превосходства, стремление показать, кто на самом деле диктует условия, одним словом, опять — игра на публику.

Таким образом, вырисовывается следующая картина: внешняя политическая парадигма Соединенных Штатов Америки действует в конкретном направлении. Госдеп и все остальные структуры пытаются подавить любые сомнения в превосходстве США, в первую очередь, у своихсоюзников.

И тогда, когда вновь, как в «дотрамповские» времена, Евросоюз и Соединенные Штаты начнут действовать в однозначно-единой связке, начнется настоящее подавление «мятежа», установление принципа однополярного мира на всей планете. Удастся ли это? Сомнительно.

В мире множество «горячих точек», одновременно не подчиняющихся США. Ближний Восток, Турция, Сирия, Афганистан, Северная Корея…

Отдельным пунктом стоит Россия, «разборки» с которой у США еще впереди, и отнюдь не демонстративные, а вполне серьезные.