Боевые действия «переползают» из Афганистана в Центральную Азию: тревожные факты

Боевые действия "переползают" из Афганистана в Центральную Азию: тревожные факты

Боевые действия «переползают» из Афганистана в Центральную Азию: тревожные факты

Региональные военные конфликты развиваются по своим, объективным законам, вне зависимости от изначальных (добрых) намерений участников. Пример тому – ползучая миграция боевых действий из северных районов Афганистана в южные районы сопредельных Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Афганский конфликт развивается по самому негативному сценарию – военные угрозы для стран Центральной Азии нарастают. Практически всю афганско-таджикскую границу (по разным данным, от 80 до 90 процентов) с юга контролирует «Талибан»*, и проблема не только в нем. По информации замглавы российского МИД Андрея Руденко, северные провинции Афганистана стремительно превращаются в новую горячую точку, где укрепляют свои позиции многочисленные международные террористические организации, в том числе – ИГ* и «Аль-Каида»*. В регион подтягиваются террористы из зон боевых действий на Ближнем Востоке и Севере Африки. Идет активная вербовка боевиков – выходцев из стран Центральной Азии.

Таджикский президент Эмомали Рахмон 22 июля на военном параде в Душанбе заявил, что Таджикистан никогда не будет использовать свои войска против соседей. Однако афганская война «ползком и короткими перебежками» уже смещается на территорию севернее реки Пяндж.

Ранее стало известно, что талибы заставили «отступить» в Таджикистан около 1600 солдат правительственных сил Афганистана. И некоторые из них в горячке боя продолжали стрелять по позициям «Талибана»* – с таджикской территории (Затем афганцы вернулись в свою страну на другом участке, и атаковали талибов во фланг).

Конкретный тактический эпизод говорит не столько о нейтралитете и добрососедстве, сколько о высокой вероятности обострения и экспансии. Однажды талибы попробуют подавить огнем отступающего противника, «не заметят» границы, «зацепят» местных жителей РТ, которые обид не прощают. И тогда боевые действия в Центральной Азии станут суровой повседневной реальностью.

Туркменистан – достаточно закрытое государство, и все же. Родственники 18 погибших накануне военнослужащих Туркменистана через СМИ утверждают: ЧП произошло на границе с Афганистаном, в Марыйском велаяте. Официальная версия гибели 2 офицеров и 16 солдат – автокатастрофа. Как бы то ни было, талибы захватили КПП на границе с Туркменистаном еще 9 июля, и развивают успех в приграничных районах. Ашхабад ответил переброской дополнительных войск, артиллерии и бронетехники – на юг вышеупомянутого Марыйского велаята. Обстановка сложная.

Оценки и прогнозы

Выступление Эмомали Рахмона на военном параде 22 июля в целом выглядело оптимистичным, и все же президент назвал «крайне сложной» обстановку на таджикско-афганской границе. Неслучайно в стране по тревоге подняты и приведены в полную боеготовность 100 тысяч действующих военнослужащих и 130 тысяч солдат и офицеров запаса – такое происходит впервые в истории независимого Таджикистана.

Рахмон подчеркнул, что ситуация в северных провинциях Афганистана «остается крайне тяжелой и непредсказуемой», и осложняется с каждым днем. Охрана границы и мобилизация всех сил на южном направлении остаются главными задачами Таджикистана. Возможно, воевать с соседями все-таки придется.

Афганский президент Ашраф Гани накануне заявил, что талибы намерены превратить страну в убежище для террористов, поддерживают «тесные связи» с «Аль-Каидой»* и с пакистанскими группировками «Джаиш-е-Мухаммад»* и «Лашкар-е-Тайба»* (полное совпадение с позицией МИД России).

Гани также рассказал военнослужащим Корпуса специальных операций в Кабуле о новом плане обеспечения безопасности, который позволит улучшить ситуацию в Афганистане в ближайшие полгода.

Очевидно, не все мирные граждане разделяют осторожный оптимизм своего президента. Кроме талибов, в Афганистане сейчас действуют до 10 тысяч недобитых боевиков ИГ*. А история напоминает: после выхода из Афганистана группировки советских войск (в 1989-м) демократическое правительство президента Мохаммада Наджибуллы сражалось с «моджахедами» три года, и все же не выстояло. Никто не знает, сколько времени отпущено ныне действующим правительству и президенту Ашрафу Гани.

Глава Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Марк Милли 21 июля сообщил, что «Талибан»* активно захватывает территории Афганистана, и стратегически доминирует – более 210 из 419 уездных центров находятся под контролем талибов. Однако Милли считает, что афганская армия расчетливо сдает райцентры, чтобы консолидировать силы и надежнее защитить жителей Кабула и других больших городов. Вот, и президент США Джо Байден ранее заявлял, что правительство Афганистана имеет достаточно сил, чтобы устоять после вывода из страны войск США и НАТО. На фоне успехов «Талибана»* оптимизм Гани, Милли и Байдена выглядит неубедительно.

Между тем, накаляется еще одна линия напряжения – на стратегическое прокси-влияние в Афганистане давно претендуют беспокойные соседи – Пакистан (за спиной «учеников») и Иран, якобы курирующий антиталибскую организацию афганских шиитов «Хашд аш-Шиа». Об исторических связях Пакистана с «Талибаном»* известно многое. Что касается отрядов афганских шиитов, их, вроде бы, тренировали для боевых действий в Сирии специалисты Корпуса стражей Исламской революции.

Присутствие в Афганистане трех десятков террористических организаций предполагает сопоставимое сопротивление «сил добра». Возможно, наступление талибов приводит к мобилизации шиитского населения, и все-таки сложно оценивать боевую эффективность разного рода «партизанских» (военизированных) формирований Афганистана, среди которых имеются даже чисто женские вооруженные отряды. На всякий случай администрации президента Ашрафа Гани подозревает иранское руководство в попытке организации мятежа в Афганистане. Крайне напряжены и отношения Кабула с Исламабадом.

Россия в беде не оставит

На фоне обострения ситуации в Афганистане Россия постоянно контактирует с Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменистаном. В четверг 22 июля президенты России и Таджикистана – Владимир Путин и Эмомали Рахмон, в очередной раз обсудили обстановку в Афганистане по телефону. При необходимости, Москва готова оперативно помочь странам Центральной Азии в отражении агрессии с юга. 

Специальные и миротворческие соединения российских Вооруженных сил в августе и сентябре проведут девять совместных маневров с войсками Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана. По масштабу серия сопоставима с впечатляющей переброской нескольких российских дивизий и бригад к украинской границе в апреле 2021 года.

В маневрах с российской стороны участвуют авиагруппы российских военных баз в Кыргызстане и Таджикистане, подразделения спецназа общевойсковых армий, Псковская и Новосибирская бригады специального назначения, Ульяновская десантно-штурмовая бригада, а также 55-я горная и 15-я миротворческая бригады. И это без учета осенних стратегических маневров «Мирная миссия – 2021» вооруженных сил стран Шанхайской организации сотрудничества (Индия, Казахстан, Китай, Кыргызстан, Пакистан, Россия, Таджикистан, Узбекистан) – с участием более 4000 военнослужащих. Подразделения 201-й российской военной базы в Таджикистане уже проводят плановые и внеплановые учения.

К участию в совместных маневрах России и Узбекистана на границе с Афганистаном в Сурхандарьинской области (на полигоне Термез) активно привлекается ударная авиация Центрального военного округа (ЦВО). Экипажи штурмовиков Су-25СМ объединенной российской военной базы в Кыргызстане с 30 июля по 10 августа будут поддерживать с воздуха совместную группировку войск, которая отработает «задачи сохранения территориальной целостности государств Центрально-Азиатского региона». Основу российского контингента на этом учении составят бригада специального назначения ЦВО и военнослужащие миротворческого соединения.

На полигоне Харб-Майдон в Хатлонской области Республики Таджикистан с 5 по 10 августа пройдут совместные маневры войск России, Узбекистана и Таджикистана. Здесь, в 20 километрах от границы с Афганистаном, российскую сторону представят подразделения 201-й военной базы, усиленные новой бронетехникой. Модернизация вооружения – требование времени и оперативной обстановки.

Напомню, что в июне – июле талибам удалось захватить множество военных баз и арсеналов афганской армии. Это десятки тяжелых артиллерийских систем, сотни бронемашин, тысячи единиц стрелкового вооружения, тонны боеприпасов американского производства, которые позволяют значительно нарастить боевую эффективность, и создать реальные военные угрозы сопредельным странам Центральной Азии. Сегодня талибы близки к захвату власти в Афганистане (и это обещает движению новые военные трофеи), а что будет завтра?

*»Талибан», ИГ («Исламское государство»), «Аль-Каида» – террористические организации, запрещенные в России и ряде других стран.