Из дела Дьяконова и Ко выбьют потерпевшего? КХТИ не считает 64 похищенных миллиона своими

Из дела Дьяконова и Ко выбьют потерпевшего? КХТИ не считает 64 похищенных миллиона своими
15.11.2018

У обвинения по делу Дьяконова может возникнуть неожиданная проблема: вуз дал понять, что не считает себя потерпевшим

Сегодня в Вахитовском райсуде продолжился судебный процесс по делу о преступной группе, якобы орудовавшей в КНИТУ-КХТИ во главе с ректором Германом Дьяконовым. Выяснилось, что по ключевому пункту обвинения — расхищению средств гособоронконтракта — заказчик минпромторг РФ не заявил об ущербе. При этом первые свидетели в деталях рассказали, как передавали по цепочке «наверх» сотни тысяч рублей, полученных по контракту.

Судебный процесс по делу о хищениях в КНИТУ-КХТИ перешел от стадии чтения обвинительного заключения к допросу потерпевшей стороны и первых свидетелей Фото: Регина Шафиева

НОВАЯ СХВАТКА ГУСЕВА И НАУМОВА

На этой неделе судебный процесс по делу о хищениях в КНИТУ-КХТИ перешел от стадии чтения обвинительного заключения к допросу потерпевшей стороны и первых свидетелей (всего их в деле 92 — прим. ред.). Прокурор в судебном процессе — Андрей Наумов. Он же представлял надзорный орган в делу против другой научной сотрудницы — доцентки КФУ Дарьи Алякиной, обвиняемой в финансовых махинациях на 168 млн. рублей. Однако финал в суде был неожиданный: после двух лет следствия и года заседаний, адвокату Алякиной Владимиру Гусеву удалось развалить дело. И теперь в судебном процессе по делу КНИТУ-КХТИ прокурор Наумов и защитник Гусев вновь сошлись, что усиливает интригу. Правда, Гусев представляет интересы уже осужденного экс-проректора вуза Ильдара Абдуллина, а не бывшего ректора Германа Дьяконова, к судьбе которого приковано всеобщее внимание, но наверняка опытный юрист припрятал козыри в защиту своего подзащитного.

Напомним, всего по уголовному делу, кроме Дьяконова, на сегодняшний день проходит семь человек — это уже упомянутые Дьяконов и Абдуллин, профессор кафедры менеджмента и предпринимательской деятельности Екатерина Сергеева, доцент Аркадий Брысаев, заведующая лабораторией кафедры плазмохимических и нанотехнологий высокомолекулярных материалов профессор Лилия Джанбекова, директор одного из научных центров института Игорь Дубовик и декан факультета технологии и переработки каучуков и эластомеров полимерного института вуза Валентина Шкодич.

В деле 10 эпизодов, которые следствие держало в секрете. Общий объем хищений, вменяемых в вину восьмерым обвиняемым, составляет 64,2 млн рублей. Пять эпизодов на более чем 54 млн рублей связаны с реализацией госконтракта на выполнение ОКР «Разработка технологии и оборудования для производства броневых листов на основе полиэтиленпластиков» («Броня ПЭ»). Остальные 10 млн были якобы похищены из выделенных вузу спонсорских денег ПАО «Газпром».

По версии правоохранительных органов, Дьяконов был идейным вдохновителем и главным основателем преступной группы, действовавшей в вузе. Он тщательно прорабатывал все этапы схемы хищений и организовывал работу остальных участников. Так, например, Абдуллин подыскивал «надежные» компании, с которыми можно было бы заключать договоры по завышенным ценам, предполагающим значительные откаты. Кроме того, экс-проректор по научной работе, с дела которого и началась череда скандальных задержаний в КНИТУ-КХТИ, якобы давал указания Сергеевой, Брысаеву и Джанбековой, собирал с них похищенные деньги и передавал их Дьяконову, а тот, в свою очередь, отправлял их в Москву — кому именно, история по-прежнему умалчивает.

Кочнев же якобы руководил вторым звеном ОПГ, состоящим из Дубовика и Шкодич, давая им указания экономить на мероприятиях, которые проводились на спонсорские средства ПАО «Газпром», и подыскивал фиктивные компании для «обналичивания» похищенных денег. Сам Дьяконов заявляет, что он не давал команд обналичивать деньги по контрактам, а все дело построено на утверждении одного-единственного человека — Кочнева. Отметим, этот экс-проректор вуза дал признательные показания и сейчас его дело рассматривается в особом порядке.

По версии правоохранительных органов,  Герман Дьяконов (слева) был идейным вдохновителем и главным основателем преступной группы, действовавшей в КНИТУ-КХТИ Фото: Регина Шафиева

КНИТУ-КХТИ НАМЕРЕН ВЗЫСКАТЬ 64 МИЛЛИОНА УЩЕРБА С ПОДСУДИМЫХ

В минувший вторник на заседание пришел представитель потерпевшей стороны — юрист КНИТУ-КХТИ Олег Осипенко. Выступая перед судом, он заметил, что полностью согласен с позицией следственного органа, а выявленные преступления, по его мнению, соответствуют материалам уголовного дела. Осипенко также проявил интерес к похищенным у вуза 64 млн. рублей, и изъявил желание взыскать эту сумму с подсудимых.

— Вы сказали, что вы свое обвинение обосновали на основании материалов, которые предоставило следствие, правильно? — спросил у юриста Дьяконов и задал вопрос, с которым обращается ко всем на протяжении процесса. — Знаете ли вы, что материалы уголовного дела в процессе ознакомления были сфальсифицированы? Осипенко ответил, что ему ничего об этом не известно.

Подсудимая Сергеева спросила у представителя вуза, как Осипенко подсчитал сумму ущерба. Юрист ответил, что ущерб был выявлен оперативно-следственным путем, и, по его мнению, сомнений в верности расчетов быть не должно.

— Нужно провести контррасчет, потому что расчеты не совпадают с показаниями свидетелей! — заметила Сергеева.

Адвокат Абдуллина Юлия Сорокина подняла вопрос выполнения госконтракта по опытно-конструкторской работе. Напомним, по версии следствия этот контракт породил 5 эпизодов уголовного дела, суммарный ущерб по которым достигает 54 млн. рублей. Защитница уточнила, все ли работы сделаны в полном объеме, и имеются ли какие-либо замечания у минпромторга.

В актах выполненных работ информации о каких-либо замечаниях нет, — пояснил Осипенко. Но претензии у минпромторга остались.

— Какие? — спросила адвокат.

— Заранее выполнение определенных условий, — ответил Осипенко. Но обосновать свой ответ он не смог, пообещав лишь предоставить документы и ответить позже. Исполнялся ли фактически госконтракт «броня ПЭ», он также оказался не оповещен.

— Я не включен в состав научной группы, работы лично не проводил, могу только дать оценку с точки зрения документального оформления этого вопроса. Документально есть акт приема и передачи, хотя на сегодняшний день возникают вопросы в том числе и по этому контракту в отношении тех работ, которые проводились. В части [того], какое закупалось оборудование, где это оборудование, когда оно там передавалось, — заметил представитель КНИТУ-КХТИ.

— А кто на данные технические вопросы может пояснить? — спросила Сорокина.

— Наверное, лицо, которое подписывало акт приемки-передачи. Абдуллин Ильдар Шаукатович.

— Но Абдуллин Ильдар Шаукатович является обвиняемым…

Продолжения диалога не последовалова, однако адвокат зашла с другой стороны.

— В рамках госконтракта денежные средства являются собственностью КНИТУ, или КНИТУ вправе ими лишь распоряжаться в рамках исполнения госконтракта? — спросила Сорокина. Осипенко ответил, что до подписания акта приема и передачи выполненных работ деньги по контракту остаются деньгами заказчика, то есть минпромторга.

— То есть КНИТУ не признает их своей собственностью? — уточнила адвокат.

— Нет конечно, — сказал юрист вуза. Из наводящих вопросов адвоката Абдуллина можно сделать вывод, что защита пытается загнать обвинение в угол: если минпромторг не заявлял о причиненном ущербе, а КНИТУ признает, что деньги по госконтракту ему не принадлежали, то кто тогда потерпевший в уголовном деле? А какое дело может быть без потерпевшего? В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» после заседания, Сорокина подтвердила предположение нашего корреспондента. Впрочем, когда рассматривалось первое дело Абдуллина, руководство вуза, которое тогда представлял Дьяконов, долгое время отказывалось признавать себя потерпевшей стороной. Но в итоге вынуждено было на это пойти, и дело кончилось обвинительным приговором.

Как бы то ни было, пока представитель вуза в суде показал себя неуверенно. Он не смог ответить на ряд других вопросов адвокатов — нанесен ли ущерб минпромторгу по этому госконтракту, как рассчитана сумма по каждому эпизоду и прочее. Судья разрешил предоставить все вопросы Осипенко в письменном виде для получения более полных ответов в суде на следующем заседании. Однако продолжения допроса Осипенко не последовало. Накануне судебный процесс перенесли, юрист попросил время на подготовку, зато сегодня допросили сразу трех свидетелей — сотрудников вуза, взаимодействовавших с Екатериной Сергеевой.

Алмаз Бадртдинов: «Мне сказали, что оборудование будет, и я, полагаясь на честность, подписал» Фото: Регина Шафиева

«ОТ НАЧИСЛЯЕМЫХ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ПО ОКР „БРОНЯ ПЭ“ НЕОБХОДИМО БУДЕТ ОТДАВАТЬ ОПРЕДЕЛЕННУЮ СУММУ»

Инженер КНИТУ-КХТИ Алмаз Бадртдинов в КНИТУ выполнял работы по госконтракту «Броня «ПЭ» и работал на экспериментальной установке. Он взаимодействовал с Брысаевым, подписывал товарные накладные. А Сергеева была ответственным исполнителем, следовавшей поручения высшего руководства.

— Сергеева сказала, что нужно будет зачисляться в список исполнителей проекта. Каждый, кто будет зачислен, будет получать по 5 тыс рублей. Условия всех устроили, — рассказал об условиях работы Бадртдинов.

Из показаний Бадртдинова следует, что он, как условный руководитель рабочей группы, получал от работников Раньжова, Мишагина, Бектимиров и Сафина деньги, которые им поступали от КНИТУ. В общей сумме за один из этапов контракта ОКР «Броня ПЭ» накопилось 428 тыс 288 рублей, из них 60 тыс за работу он оставил себе, остальное отдал Сергеевой или ее помощнице Ларисе Тимофеевой, дальнейшая судьба денежных средств ему неизвестна.

— Сергеева сообщила мне, что от начисляемых денежных средств по ОКР «Броня ПЭ» необходимо будет отдавать определенную сумму ей. Сумма возврата мне отдельно будет сообщаться по телефону или смс, — зачитал из допроса на следствии показания свидетеля судья Алмаз Мухаметшин.

Деньги Сергеева получала наличными, и, якобы, отдавала их Абдуллину. Профессор спросила у свидетеля, кто был его руководителем. Бадртдинов указал на главного конструктора Павла Андреева, который вел общее руководство подразделения и сформировал рабочую группу.

Ряд вопросов Бадртдинову задал Ильдар Абдуллин, хотя сотрудник вуза против него не свидетельствовал. Бывшего проректора заинтересовало, подписывал ли тот во время работы бестоварные накладные.

— Мне сказали, что оборудование будет, и я, полагаясь на честность, подписал, — ответил Бадртдинов и добавил, что, возможно, по этим бумагам что-то и было впоследствии списано.

Рамис Бектимиров: «Бадртдинов сообщил, что по указанию руководства, мы все будем оставлять себе по 5 тыс. рублей, остальное будем переназначать» Фото: Регина Шафиева

«ГЕРМАН СЕРГЕЕВИЧ НИКАКИХ УКАЗАНИЙ МНЕ НЕ ДАВАЛ…»

В зал зашел еще один свидетель, Рамис Бектимиров. В работах по госконтракту он занимался монтажом оборудования участка. Бектимиров также рассказал, что большую часть полученных за работу по контракту денег он отдавал Сергеевой или ее помощнице. О том, что нужно передавать деньги, он узнал от Батрдинова, который упомянул что эта информация поступила от «высшего руководства».

— Я не задавал лишних вопросов, — вспоминает свидетель. За каждый месяц он получал по 5 тыс. рублей. в итоге на протяжении исполнения контракта он взял 25 тыс. рублей для себя и 456 тысяч от других сотрудников вуза, которые он передавал Сергеевой или Тимофеевой.

— Исполнителем проекта был работник комплексной лаборатории Алмаз Бадртдинов. Он сообщил, что по указанию руководства, мы все будем оставлять себе по 5 тыс. рублей, остальное будем переназначать. За деньгами будут приходить. По получении заработной платы, либо премии по поводу возврата меня ставил в известность Бадртдинов, либо на телефон приходила смс от Ларисы Аюповны, в которой была указана сумма возврата. Я снимал со своей карточки указанную сумму и передавал ее Ларисе Аюповне в комплексную лабораторию, — рассказал Бектимиров.

Вопросы остались лишь у адвоката Дьяконова, бывшего министра юстиции РТ Мидхата Курманова.

— Вы причислены к свидетелям, которые обвиняют Дьяконова в совершении преступления. Что вы можете сказать про Дьяконова? Давал ли он вам указания? Отдавали ли деньги Дьяконову? — спросил он.

— Нет-нет. С Германом Сергеевичем в этом плане мы никак не соприкасались, ничего такого не было, — заверил Бектимиров.

На этом судья объявил перерыв. Рассмотрение дела продолжится 10 декабря.

Фото на анонсе: Сергей Елагин
13.11.2018 УФАС и комитет по тарифам РТ в Татарстане теперь в руках одной команды, а подзабытый многими секретарь совбеза РТ вновь в игре Сегодня стало известно о двух громких кадровых решениях —
3.11.2018 Большой друг России якобы помог «Ман Сити» и «ПСЖ» обойти финансовый фейр-плей, нарушение которого не простили «Рубину» УЕФА помогал богатым клубам обойти нарушение собственных правил,
      Чемпионат в Инсбруке появился в моих планах сразу, как только этот город получил право его провести. Самый сложный чемпионат за последнее десятилетие, любимые Альпы из новой страны, удобная
Наружные зеркала огромны, однако на систему контроля «слепых» зон создатели автомобиля не поскупилисьВысокое качество материалов, тщательная подгонка элементов – всё это плюсы Chevrolet Traverse.
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Русский ученый-химик, который изобрел таблицу Менделеева и назвал её своим именем?
Ответ:*
Введите два слова, показанных на изображении: *